Энциклопедия обо всем на свете. Роль знаний в жизни людей. Энциклопедия знаний.

Гарольдсон Лафайет Хант. Как всё начиналось. Часть 2.

Старый Г. Л. Хант — основоположник богатства династии Хантов и глава целого клана, состоящего из законных и побочных детей, родился в 1890 году в маленькой де­ревушке в средней части Америки. Ландберг, известный исследователь богатейших американских семейств, срав­нивал его в известном смысле с Фордом. Г. Л. Хант, как и Форд, был человеком, наделенным способностью быстро схватывать, потрясающим нюхом бизнесмена и «памятью слона». Он походил на Форда и тем, что при огромных природных способностях не имел никакого образования и всего только пять лет ходил в школу. Его точку зрения на вещи и явления так же, как и у Форда, часто опреде­ляли циничные интересы. Из этих характерных качеств Ландберг делает вывод, что позднее Хант, может быть, даже в большей степени, чем Форд, мог бы стать «проро­ком» и покровителем самой реакционной части амери­канских политиков.

Еще до того, как опасным самоучкой-любителем вор­ваться в американскую политику, он прошел путь, обыч­ный для основателей «династий богатеев»: был парик­махером и ковбоем, карточным шулером и лесорубом, строил железные дороги. За семь лет, начиная с 13-летне­го возраста, он объехал почти все южные и западные штаты США, пока, наконец, не осел в Арканзасе, где принялся разводить хлопок. Но неожиданное падение цен на хлопок в 1921 году разорило его, и тогда с отчаяния он принялся искать нефть.

Он был одним их тех авантюристов, кого «нефтяная лихорадка» поманила в Арканзас, а затем в Техас и кто большей частью так и умер полунищим бедняком. Но Ханта не подкарауливала нищета. С первых же попыток он наткнулся на нефтяные залежи, что можно считать немыслимо редкой, почти никогда не повторяющейся уда­чен, счастливым случаем. Начало его богатства теряется где-то в тумане. Семейное предание утверждает, что он купил необходимое для бурения первой скважины снаря­жение что-то за 50 долл., да и те у кого-то там одолжил.

По другому варианту легенды (этот вариант приводится в книге Ландберга) Хант выиграл в карты требовавши­еся для буровых работ в Арканзасе деньги — скорее все­го, применяя шулерские приемы.

На втором этапе он перенес свою деятельность в Те­хас. Здесь, в окрестностях города Килгор, он натолкнул­ся на типичного представителя переболевших «нефтяной лихорадкой» людей — старого бурильщика, которого и поныне упоминают в истории нефтяной промышленнос­ти США под кличкой «папаша Джойнер». «Папаша Джойнер» на огороде фермы некоей известной веселой вдовушки Дейзи Бредфорд, находившемся в такой мест­ности, где, по мнению хозяев крупных компаний, нефти нет и в помине, пробил скважину и нашел фантастичес­ки богатые запасы нефти. С фермы Дейзи Бредфорд на­чалась «вторая техасская нефтяная лихорадка». В окре­стностях Килгора уже и дома ломали, чтобы на месте по­лутемных горниц воздвигнуть буровые вышки. Такие же вышки вздымались теперь даже среди надмогильных плит на городском кладбище. Удача «папаши Джойнера» поманила в Техас и Ханта. И здесь снова история его богатства погружается во мрак. Согласно официальному семейному преданию, он купил скважину у «папаши Джойнера» вместе с 4 тыс. га земель окрест за 1 млн., долл. Однако этой версии противоречит одно обстоятель­ство, а именно, каким образом при таких-то деньгах два года спустя «папаша Джойнер» оказался обитателем по­луразвалившейся хижины в пригороде столицы Техаса Далласе, а умер — в доме для престарелых нищих. Хант же на гребне «нефтяной волны» взял курс на «страну миллиардеров». (До сего дня исследователи американ­ской экономики не установили, каким образом, собствен­но, Хант приобрел те 4 тыс. га —уж не выиграл ли он их в покер?)

Появление миллионов у Ханта (как и вообще у всех «независимых нефтяных миллиардеров») не объяснишь, разумеется, одной игрой краплеными картами. Для этого понадобился ловчейший трюк в истории американской налоговой политики. А осуществление этого трюка было бы невозможным без денег на подкупы и взятки, которые так обильно потекли в карманы сенаторов и губернаторов в Техасе и в других «нефтяных штатах», как в свое время струилась нефть на задворках фермы Дейзи Бредфорд.

Официально техасцы этот гениальный ход называли «depletion allowance», то есть «сидка на истощение». Ра­ди справедливости нужно добавить: выгоду от этого на­логового трюка получали не только нефтедобытчики-одиночки, но в первую очередь крупные нефтяные моно­полии.

А сущность трюка с налогами такова. Американские законы исходят из того, что, чем больше нефти дала та или иная скважина, тем меньше этой нефти остается в земле. Значит, ценность нефтеносного участка падает. То есть, чем больше скважина уже принесла дохода, тем меньше нужно за нее платить налог! Закон разрешает вычитать из налога до 28% годового дохода. А это озна­чает, что если в какую-то нефтяную скважину было вло­жено 100 тыс. долл. и она на протяжении 10 лет дает нефти на сумму в 500 тыс. долл. в год, то за 10 лет из получен­ных доходов сначала можно вычесть почти 1,5 млн. долл., а затем в конце концов и вовсе освободить ее от обложения налогом.

Личная собственность хантовского клана и подобных ему за очень короткое время без больших усилий вы­росла до таких невероятных высот, для достижения кото­рых Рокфеллеру, например, пришлось провести в борьбе половину своей жизни. Так возникла крупнейшая азарт­ная игра нашего столетия.

Для этой игры, разумеется, обязательно нужно, чтобы миллиардер-суперспекулянт «купил» себе с помощью взяток, а иногда — шантажа нескольких ответственных деятелей из числа местных (а иногда и на государственном уровне) политиков и заручился их поддержкой.

Г. Л. Хант был настоящим мастером заводить знаком­ства и связи. Когда в конгрессе впервые прозвучали обвинения в его адрес в связи с налоговым трюком, Хант «привел в действие» техасского сенатора Рейнберна, ко­торый в то время был руководителем сенатской группы от республиканской партии и одним из влиятельнейших политиков в стране.

На вершине «холодной войны», в начале 50-х годов, Хант через этих своих политических друзей вломился в джунгли правого крыла политической жизни Америки, как в свое время Форд — в начале 20-х годов.

Печальной памяти сенатор Маккарти, апостол «охоты на ведьм», который одно время имел грозную славу и представлял собой крупнейшую политическую силу в США, был партнером Ханта по картам, а Хант под­держивал самые сумасбродные затеи сенатора огромны­ми денежными субсидиями.

Именно в это время Хант в качестве своего рода по­литической игрушки создал сеть радиостанций, фондов и газет, распространявших крайне правую, почти фа­шистскую идеологию. Прежде всего он принялся под­держивать деньгами заметно влиявшую на обществен­ное мнение в Техасе авторитетную правую газету «Дал­лас морнинг ньюс», которой владел его друг Тед Дилей. (Когда Дилей умер в конце 50-х гг., его именем назвали ту самую площадь, на которой позднее был убит прези­дент Кеннеди.) Всего у Ханта в Техасе и других юго-за­падных штатах Америки было более 330 радиовещатель­ных станций, которые он централизованно, из 25 редак­ций в Вашингтоне, снабжал необходимыми материалами.

В соответствии с «лучшими традициями» американ­ского крупного капитала Хант частично маскировал оголтелую пропаганду, пользуясь прикрытием так назы­ваемых фондов. (Как правило, эти «фонды» носили звуч­ные имена: «Форум фактов», «Спасательный пояс», «Си­яющая звезда».) Интересно, что даже вашингтонские власти не захотели занести эти организации, осущест­влявшие политическую травлю, в официальный список фондов. Но Хант и так достигал своих целей.

Вот что пишет об этом Ландберг: «Было ясно, что у Ханта имелись и в центральном налоговом управлении таинственные и могущественные друзья. Эти «фонды», служившие целям пропаганды, получали полное осво­бождение от налогов. Один из них к тому же еще и с та­кой аргументацией: „это — организация, служащая ре­лигиозным целям".

Чтобы показать, как далеко простирались эти связи, Ландберг приводит такой пример: в 1952 году, в канун президентских выборов, Хант перевел республиканской партии более 300 тыс. долл., в том числе 150 тыс. долл. в кассу генерала Макартура, находившегося на самом правом краю американской политики. Эйзенхауэра Хант считал «коммунистом» и хотел, чтобы президентом Соеди­ненных Штатов стал генерал Макартур. Но и демократи­ческая партия не прогадала: Линдон Б. Джонсон, вице-президент во время президентства Кеннеди, а позднее — президент, получил от Ханта 100 тыс. долл. Хант не забыл, что Джонсон, будучи сенатором от штата Техас, оказал­ся не только надежным другом семейства Хантов, но и главным защитником их «налогового трюка», с помощью которого Ханту удалось поднять свои доходы от нефти до небес.

Но все это было только прелюдией к той драме, окончившейся убийством Кеннеди, в которой Хант сыграл зловещую роль, до сих пор скрытую в густом и, по-видимому, не дешевой ценою напущенном тумане.


blog comments powered by Disqus
 


Рекомендуем

Поиск

Последние обновления

Теория ведра с крабами.

Есть такая чудесная штука, называется crab bucket theory — «теория... Подробнее...

Загадки группы и резуса крови.

У людей выявляют 4 основных группы крови: 0 (1), А (2), В (3),... Подробнее...

Перестаньте хвалиться тем, что еще не сделано.

Никому не говорите о покупке, которую собираетесь совершить.... Подробнее...

"Не трогайте полотенце для рук". Секреты отелей, о которых вы не знали.

Посетители сайта Quora, где на любой вопрос можно получить... Подробнее...

Ученые рассказали о простом способе войти в измененное состояние сознания.

Контрольной группе удалось достичь результата без использования... Подробнее...

Что делать если «залипла» на мужчину?

Довольно часто на одном из этапов отношений женщина начинает... Подробнее...

Что следует держать в секрете. Советы мудрецов.

1. Первое, что надо держать в секрете, говорят мудрецы -... Подробнее...

Как преодолеть апатию и приобрести энергию для жизни.

Невероятная статья, основанная на книге Рами Блекта, которая... Подробнее...

Самое популярное

Copyright

© 2010-2019 «Smalltalks.ru».
Любое использование материалов сайта допускается только при наличии активной ссылки на этот ресурс.